?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у t_34_111 в Мать "Горловской мадонны" написала письмо матери детей Порошенко

Полная версия интервью с матерью "Горловской мадонны", потерявшей при артобстреле 23-летнюю дочь Кристину и 10-месячную внучку Киру.

крестины

Беседу вела Ирина Чальян

«КТО ОТДАЛ ПРИКАЗ УБИТЬ МОИХ ДЕТЕЙ?»

С Натальей и ее младшей дочерью Дарьей я встретились на железнодорожном вокзале Киева. Во взгляде красивой, некогда счастливой женщины, сегодня – глубокая боль, грусть и пустота. На тетрадном листке она написала письмо Марине Порошенко и, сидя в зале ожидания, погрузилась в болезненные воспоминания двухнедельной давности.

«ЖИЗНЬ ОСТАНОВИЛАСЬ И БОЛЬШЕ НЕТ НИЧЕГО»

- Наталья, примите мои соболезнования! Если в силах, расскажите, что же произошло в тот трагический день, когда погибли Ваши дети?
- В тот день 27 июля, я находилась дома, это было воскресенье. Наши чемоданы несколько дней стояли собранными на пороге, но уже который день мы никак не могли выехать из Горловки. Куда не позвоним, в пансионаты или другие места, везде с маленьким ребенком не принимали. А последние два дня и поезда не ходили. Я уже готова была бежать из дома на дорогу, ловить какую-то машину и договариваться, чтобы нас увезли из города хоть куда-нибудь.
Но вдруг мне позвонил человек, который вывозил из Горловки людей и сказал, что заберет нас утром следующего дня. Наша квартира на 8 этаже дома в центре города, большая и просторная. Я подошла к открытому окну, из которого, как на ладошке виден сквер и сразу позвонила дочери, Кристине, чтоб поделиться новостью. Она в это время гуляла на улице с моей внучкой Кирочкой. «Кристюша! – кричу я ей в телефон, - все, завтра в 9 утра мы выезжаем! Сначала в Святогорск, а оттуда в Харьков, Днепропетровск или в Одесскую область». Она же мне в трубку от радости: «Ура! – кричит, - Кирюша, мы завтра уезжаем! Ура, бабушка, мы уезжаем!». Я ее спросила: «Кристина, а вы где? - В сквере, - ответила она. - Оставайтесь на месте – говорю, и как только произнесла эти слова сквер начали бомбить «Градом».
Это был первый обстрел города с этих установок. Взрыв за взрывом, огонь, дым и все. У меня мир перед глазами поплыл. Я выбежала из квартиры на улицу с криками «Кира! Кристина! Кира! Кристина!». Пока добежала, в сквере уже было тихо. Детей своих не нашла. Падая через воронки от снарядов, я разбирала траву руками, искала игрушки, но, не обнаружив их, подумала, что все в порядке. У меня была единственная мысль, что они в бомбоубежище.
Я туда, спрашиваю «Детки были?» Люди, увидев, что я в панике запихнули меня вовнутрь, говоря, мол, да детки были. В бомбоубежище не было света и я, бегая там в темноте, трогала голову каждого человека, трясла людей за руки, щупала их. Искала своих детей и кричала: «Кира! Кристина!» никто не откликался. Всех перетрогала, в каждом уголке кричала и звала своих детей. Потом, кто-то вышел из убежища и вернулся с женщиной-врачом. Она меня чем-то обкалывала со словами: «Вы всех здесь будоражите». А потом мне сказали, что с моими детками все нормально, а ребенок только ручку поранил.
Через пару часов, когда залпы поутихли, мы вышли из бомбоубежища и я побежала в детскую поликлинику, ведь у нас там все рядом: наш дом, школа, сквер детская и взрослая поликлиники, господи, морг на этой территории. В детской поликлинике мне сказали, чтобы я посмотрела во взрослой. Я туда. И тут начался шквал звонков от знакомых: «Идите в морг, идите в морг, идите в морг». Они увидели фотографии моих погибших девочек в интернете. Фотограф из Корреспондента, который был на месте событий и снял моих убитых девочек, тут же выложил снимки в сеть. Это был ад. В морге я своих девочек и нашла. Опознала…
А потом снова бомбежка и это бомбоубежище, из которого всю ночь никого не выпускали. Утром я снова пошла в морг. Но мне не дали забрать их домой. «Зачем, чтоб ваших детей два раза разбомбили?» - сказали мне медики. Хотя бы домой дали их отвезти. Нет - с морга девочек отвезли сразу на кладбище.
29 июля моих девочек очень быстро хоронили. Меня все время торопили: «Быстрее, быстрее» - боялись, что снова бомбить будут. А дальше – все! Дальше, - жизнь остановилась и больше нет ничего. Все – пустота. Дальше просто воешь, как волк и ничего кругом. Вообще ничего.
Политики решили, что я не могу быть ни мамой, ни бабушкой, что мы не можем больше ни радоваться, ни смеяться. Нас всего этого лишили. Я выла, выла. Всю ночь после похорон я спала на их могиле. Ведь какая уже разница, все равно везде бомбят!
- Фотограф, который снял эти фото и выложил в сети, после произошедшего связывался с Вами?
- Мы с ним связывались. Просили, чтоб он удалил эти фотографии, но безрезультатно. Это Олег Желябин-Нежинский, блогер, который публикуется на Корреспонденте. Он сделал снимки той трагедии и моментально выложил их в Фейсбуке. Буквально за пару часов эти фотографии разлетелись в сети по всему миру. Как-то он давал интервью «Би-би-си – Украина», в котором высказал свое огорчение, что фотографии в СМИ и в сети интернет публикуются без подписи его имени, как автора. Желябин снял наших погибших девочек, выложил их на обозрению всему миру, но его волнует лишь, то что фото не подписаны его именем! Его не волнует, что эти ужасные фотографии, причиняют нам боль и теперь их практически невозможно удалить. Они буквально во всех соцсетях, на «Одноклассниках», в Фейсбуке, Вконтакте…
Хотели подать на него в суд, но знаем, что это никак не отразиться на нем, его могут защитить юристы и мы ничего не добьемся. Фотографии он продолжает публиковать на своей странице в Фейсбуке в увеличенном размере. Я не хотела, чтоб их такими видели. Они были достаточно красивые и умненькие девочки.

«ЕСЛИ ЭТО НЕ ВОЙСКА АТО, ТО ПУСТЬ ОНИ ДОКАЖУТ»

- В Киев я приехала 1 августа, чтобы найти виновных в убийстве моих девочек. Первым делом отправилась к администрации Президента, под которой стояли матери солдат. Хотела поговорить с ними. Принесла фотографии своих девочек, я хотела пообщаться с матерями, хотела сказать, что у нас на Донбассе такие же матери, как и они, чьи сыновья едут воевать. Но меня не пустила охрана, хоть я и говорила, что просто хочу пообщаться с матерями. В ответ мне сказали, что охраняют Президента от терактов. Но почему от меня охраняют Президента, а Президент не сохранил моих детей? То, что Президент отдает приказы убивать моих детей – это считается в нашей стране нормально? Почему мы не можем просто жить, растить детей, просто дышать? Людей расстреливают, людей убивают, люди свое горе заливают слезами. У некоторых после гибели их родных опустились руки, они не знают, как действовать и как с этим жить. Многие смирились. Я не могу смириться. Потому что мои дети жили в правовом государстве. Без объявления войны идут какие-то боевые действия, и нас расстреливают. Почему нарушают все наши права? Объявите войну, эвакуируйте жителей и воюйте. Но этого не происходит. Люди брошены.
Многие считают, раз мы с Донбасса, раз мы там остались, значит, мы имеем какую-то точку зрения. А никто не знает, что люди просто хотят мира. Многим даже некуда выехать. Много пожилых, много с детками. А их просто бомбят с «Градов» с воздуха, по-разному. Я хочу знать, кто тогда вел обстрел по Горловке. Предполагаю, что стреляли войска АТО, но если это не так, пусть предоставят доказательства. Как войска АТО, так и войска ДНР. Пусть предоставят доказательства своей виновности или невиновности. Я хочу, чтоб армия АТО предоставила доказательства того, что их установки «Град» не работали в воскресенье, 27 июля в 14:00 и не вели обстрел нашего города!
Я уже написала заявления в МВД по факту убийства Кристины и Киры, а также по факту распространения фотографий с места трагедии. Написала заявление в СБУ относительно гибели Кристины и Киры «по факту террористического акта».

Я хочу, чтоб они задумались, кого они бомбят в этих городах. Почему не проводят какие-то другие операции? И что это за государство, которое не защитило мои права и права моих детей на жизнь? Зачем такая держава, если ей люди не нужны? Государство без людей? Они нас сами убивают! Идет просто расстрел.

Я очень хочу, чтобы матери и родственники погибших подключились, чтобы они тоже писали заявления и боролись. Я готовлю обращение и в военную прокуратуру. В Киеве мне помогает юрист Саша Дворецкая, спасибо ей огромное. Ведь везде бюрократизм, нужно знать формы заявлений, чтоб все было правильно сделано.
- Это юрист посоветовала вам обратиться в СБУ с формулировкой заявления «по факту террористического акта»?
- Да. Но она всегда с кем-то советуется. Ведь такие заявления первый раз оформляет. Даже в СБУ, принимая наши заявления, не знали, как их оформлять и как регистрировать. Так же и в милиции – даже вышестоящее начальство советовались, как оформлять, ведь войны у нас раньше не было и государство раньше не расстреливало людей. Но раз государство позволило себе такую вольность, как массовое убийство, пусть они дадут объяснения.


Продолжение следует

P.S. от автора ЖЖ: Также прошу прощения у тех, кому имя нарицательное "Горловская мадонна" показалось святотатством. В оправдание скажу, что взял словосочетание в кавычки. К тому же, по словарю Ефремовой, мадонна - женщина, являющаяся воплощением красоты, целомудрия и кротости. А по словарю иностранных слов - старинное обращение к женщине в Италии.